?

Log in

No account? Create an account
Изобретение Уфы
skrul wrote in archdefence_ufa
Не могу не откликнуться на статью небезызвестного Рустема Вахитова (БП', июнь 2013), дерзновенно взвалившего на себя труд  по определению того, что есть ныне Уфа, наш с вами родной город. Ибо с некоторых пор чувствую за нее личную ответственность (начиная с конца 80-ых годов, ваш покорный слуга увлекся уфимской историей, написал на эту тему несколько исторических книжек, а также песен, в том числе "Я родился в Уфе"). Мне кажется, именно оттуда, из тех лет пошло, зародилось нынешнее движение защиты старой Уфы, хотя термин "уфацентризм", признаюсь, мне непонятен и не мил. Постараюсь вкратце ответить на поставленный Вахитовым вопрос.
     Каждый человек вправе любить место, где он родился, вырос и живет. Даже если это место, среда вынужденного постоянного обитания, грязна, не ухожена и не вполне благодатна. Впрочем, как взглянуть - одному море кажется мелким и непривлекательным, другому засушливая речка представляется раем для купания. Пззволим каждому любить то, что ему нравится. Поначалу с первых ранних лет все мы куда-то мчимся, летим бесшабашно и стремительно, не замечая под ногами родимых мест. Таково свойство молодой жизни. Однако же по прошествию лет, положим, тридцати мы как по чьей-то команде вдруг останавливаемся, чтобы перевести дух, оценить пройденный путь, осматриваемся и тогда может быть впервые в нас просыпается, пробуждается чувство любви, сопричастности ко всему, что делается и творится вокруг нас на родной земле. Мы начинаем интересоваться историей, рождается устойчивое желание узнать, что было до нас, как жили люди, что делали, что их радовало и тревожило. Дело ведь в том, что история, те события, что происходили до нас, они ведь никуда не ушли, они остались, растворились в наших душах, душах потомков людей, живших до нас, передавшим нам эстафетнцю палочку своего бытия. Поэтому утверждение Вахитова ("Однако проблема состоит в том, что уфимская традиция давно уже прервалась и подавляющее большинство жителей современной Уфы не имеют к Уфе дореволюционной никакого отношения." ) я не могу принять за истину. Во-первых, мне непонятно, что такое уфимская традиция. Может, под ней автор имеет в виду образ, уклад жизни? Тогда, действительно, соглашусь и выражу сожаление, что ныне уфимцы живут куда менее богатой, духовно насыщенной жизнью, чем наши предки. Впрочем, все равно не приемлю категоричности авторского суждения, тогда придется признать что вместе с уфимской традицией прервались и духовные нити народов, населяющих Уфу. А это не так. Не совсем так. Не могу принять и заглавие статьи - изобретение Уфы. Изобретать можно то, чего раньше не было, никогда не было, а то, что  было, вправе воссоздать. Из своего опыта скажу - образ старой Уфы живет во мне и жил всегда, как мне сейчас кажется. Просто раньше я этой любви к городу не замечал. Теперь она заполняет мою душу светом и теплом (наравне с поэзией Рубцова). Так что Уфу я не изобретаю, а пишу такой, какой чувствую в своей душе. И стремление уфимцев узнать как можно больше о прежней, дореволюционной Уфе приветствую. Недопустимо жить в городе с переименованными улицами. Это как, к примеру, назвали Рустема Вахитова Рустемом, а потом -раз! - и назвали Мансуром. Не думаю, что Рустему это понравится. Недопустимо жить вне исторического знания о своем городе, иначе уфимцев ждет судьба манкуртов - иванов-мансуров, не помнящих родства. Завершая за неимением времени краткий ответ, скажу - Уфу, как всякий другой российский город, ждет нелегкая судьба. И процветание ее зависит от того, насколько умно и дальновидно будут ее строить, совмещая застройку новых кварталов с уважением к старине, еще сохранившемуся прошлому. И несколько стихотворных строчек (не могу без поэзии, знаете ли) -

                                     И хочется мечтать, что годы пролетят,
                                     но не уйдут бесследно ветхие кварталы.
                                     Средь множества домов потомки сохранят
                                     негромкий лик Уфы первоначальной.

На сим заканчиваю.