?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Башкирия: проект реконструкции музея чреват новой войной между «западниками» и «славянофилами»
brennain-archnadzor-ufa
brennain wrote in archdefence_ufa
 12 июля в Башкирском художественном музее им. М. В. Нестерова по инициативе правительства РБ прошло совещание по вопросу архитектурного облика пристроя к зданию музея. Разделившись на два лагеря, участники забросали друг друга обвинениями.



Состав участников удивил: больше чем половина из них представляли архитектурно-строительное сообщество. В то же время в число приглашённых по какой-то причине почти не попали историки, краеведы и журналисты, способные выступить в качестве экспертов.

Эмоциональную обстановку предопределил ход предшествующих событий. Проект пристроя архитектора Ильяса Дусеева, выдержанный в стиле хай-тек, вызвал весьма противоречивые оценки и протесты (об этом - здесь). Вопросом реконструкции музея заинтересовался президент республики Рустэм Хамитов, посетивший БГХМ им.М.В. Нестерова во время «Ночи музеев-2012». Он высказался в пользу строительства музейного комплекса и поддержал мнение, что его центром должен остаться выстроенный в стиле «модерн» особняк Лаптева, которому будет подчиняться стилистика окружающих зданий (подробнее здесь).

Однако, как выяснилось на совещании, у архитекторов свои планы на этот уголок старой Уфы. Они дружно признали проект профессиональным и отвечающим своему функциональному назначению. Автор, молодой архитектор Ильяс Дусеев, перечислил бесспорные, на его взгляд, достоинства пятиэтажного здания фондохранилища (функциональное, пропорциональное и гармоничное) и заявил, что считает главную задачу выполненной. По его словам, лаконизм форм объясняется желанием сохранить доминирующую роль исторического особняка, ведь фондохранилище призвано стать лишь «скромным фоновым строением». Свои доводы он подкреплял фотографиями, сделанными в европейских городах, где в старинные здания к восторгу обывателей встраивают современные модули. При этом затруднился убедительно обосновать архитектурно-художественную концепцию проекта и его соответствие функциональному назначению.

В поддержку молодого коллеги выступил руководитель мастерской «Башкиргражданпроекта» Альберт Расулев, но и его доводы представителям немногочисленного стана оппонентов показались неубедительными.

Доцент кафедры архитектуры УГНТУ Валерий Мельников прямо обозначил чёткую, на его взгляд, схожесть проектируемого здания с известным строением хозяйственного назначения. Член правления Союза художников РБ Лариса Кудаярова обвинила автора в профессиональной незрелости и отсутствии представления об эстетике и гармонии. Краевед Римма Юнусова посетовала на то, что современные зодчие несут немалую долю ответственности за утрату Уфой исторического лица.

Однако их упрёки в чужеродности здания для окружающей застройки были решительно отвергнуты генеральным директором «Архпроекта» Андреем Давыденко и заместителем начальника Главархитектуры Уфы Динаром Халитовым.

Характерно, что ни один из сторонников проекта не упомянул само понятие «музейный комплекс», которое должно было стать краеугольным камнем проекта реконструкции. А говоря о функциональности здания, все выступающие, сознательно или нет, забывали, что помимо фондохранилища в нём планируется разместить административные кабинеты и выставочные площади.

Некоторое разнообразие в ход дискуссии внёс директор ООО «Союз архитекторов России» Союза архитекторов РБ Динар Халиуллин. Он согласился с мнением, что работа И. Дусеева вызывает неоднозначные оценки и привёл в пример опыт новой столицы Казахстана Астаны, где любой архитектурный проект реализуется лишь после одобрения мэром и президентом страны.

Вопрос, почему из трёх существующих вариантов реконструкции музея путёвку в жизнь получил самый спорный, не застал архитекторов врасплох. По словам А. Расулева, прежние были рассчитаны на квартальную застройку; сегодня же площадь условной стройплощадки значительно уменьшилась, и разместить на ней комплекс малоэтажных зданий, как это предлагали другие авторы, вряд ли возможно. Под занавес разговора он заверил, что проект полностью соответствует техническому заданию и одобрен в правительстве республики.

На часть сотрудников БГХМ им. М.Нестерова эти аргументы подействовали. Посетовав на то, что архитекторы не сочли нужным при проектировании учесть мнение музейных работников, директор Файзрахман Исмагилов в конце концов высказался за строительство. По его словам, оттягивать этот шаг уже невозможно. Фонды «Нестеровского» насчитывают 12 тыс. единиц хранения и постоянно пополняются, дальше теснота может помешать в прохождении государственной аттестации. Его позицию поддержали главный хранитель музея Валентина Сорокина и старший научный сотрудник Анна Хардина.

- Этот проект ставит жирную точку на перспективе создания музейного комплекса, - считает заместитель директора БГХМ им. Нестерова по науке искусствовед Светлана Игнатенко. – Автор не имеет ни малейшего представления об эстетике купеческой усадьбы, не понимает самой цели своей работы: вместо того чтобы подчеркнуть историческое и архитектурное достоинство старого особняка, он варварски уничтожает его. Новое здание безлико и непропорционально, оно агрессивно доминирует над особняком. Почему мы должны руководствоваться опытом Европы? В России немало примеров расширительной реконструкции, когда новое строение, не нарушая стилистики исторического здания, наоборот, подчеркивает его уникальность. Взять хотя бы пристрой к Третьяковской галерее… Наш музей – хранилище русской классики, и не укладывается в уме, как можно прирастить его таким образом? Этот проект, безусловно, имеет право на жизнь - но как дом художника или музей актуального искусства… И ставить его нужно не здесь, не на территории усадьбы, а в значительном отдалении. Если он будет реализован здесь, мы грубо растопчем не только старый особняк, но и память о самом художнике, имя которого ассоциируется с такими понятиями, как православие, русская национальная идея. При таком подходе планы создания музейного комплекса, которые поддержал Рустэм Закиевич, становятся невыполнимыми.

Взявшая слово последней заместитель начальника Главархитектуры городской администрации Галина Чиглинцева деликатно согласилась, что к проекту, действительно, очень много претензий и отметила, что главные вопросы, которые требовалось решить к началу проектирования, - межевание участка и определение собственника прилегающей земли. Но ясности до сих пор нет, что, по мнению Галины Анатольевны, сильно осложняет разговор о перспективах развития музейного комплекса.

Компромиссного решения за полтора часа работы участники так и не нашли. Раскол на два непримиримых лагеря лишь усилился. Руководители творческих мастерских «Архпроекта» Л. Дубинский и Д. Винкельман даже покинули совещание задолго до его окончания, объяснив это нежеланием «слушать оскорбления».



Светлана ИСТОМИНА


http://www.u7a.ru/articles/society/3808


  • 1
согласна с Игнатенко полностью.
а наших архитекторов хорошо бы получше и подольше учить истории архитектуры.
по большей части они утратили понимание стиля и среды, делая упор на такие течения постмодернизма, которые уже даже неактуальны в Европе.

Ох, уж эти профессионалы!

Город любить надо и понимать его историю, а не свои непонятные никому проекты проталкивать. Увы им...

  • 1